Среда, 21 04 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Детский писатель ‒ это когда детскими глазами смотришь на мир, когда «душа с душою говорит»  

  • Понедельник, 05 апреля 2021 00:04

Белорусского детского писателя Владимира Липского, который вот уже больше 40 лет является главным редактором журнала для младших школьников – «Вясёлка», хорошо знают не только в Беларуси. Его произведения печатаются и в переводах на русский язык. Наш разговор с лауреатом Государственной премии Республики Беларусь, заслуженным деятелем культуры Республики Беларусь – и о литературе, и о жизни.

 ‒ Владимир Степанович, вопрос не новый: где писателю легче работать ‒ в прозе для взрослого читателя или исключительно в детской литературе?

 ‒ Однажды я обратился к нашему «крутому» прозаику Владимиру Короткевичу с просьбой написать что-нибудь для нашего журнала «Вясёлка». Писатель сослался  на адскую занятость над романом, но пообещал. Видимо, зацепила его моя ремарка: «Все великие в свое время писали для детей ‒ Пушкин, Толстой, наши народные ‒ Купала, Колос…» Через короткое время получаю письмо из санатория, где отдыхал и работал Короткевич.  Пишет: «Если бы я до конца знал, какую сложную просьбу вы мне высказали, я бы никогда не согласился писать. А теперь судите сами…» В конверте лежали рукописи двух сказок «Весна осенью» и «Жабки и черепаха». Конечно же, мы порадовали своих читателей таким «вкусным гостинцем» от самого Владимира Семеновича Короткевича. Теперь эти сказки, ‒ золотой фонд белорусской детской литературы.

Чтобы понять, где легче работать, во взрослой прозе или в детской ‒ надо иметь ввиду, что ребенок более доверчивый читатель. Обманывать его графоманией ‒ большой грех, преступление. Ему нужна не изящная конфетная обёртка, а вкусная-превкусная конфета. Не можешь дать такой подарок, не берись кустарничать. Я страшно негодую, когда «член СП» вымучит одну книжечку для детей и уже  называет себя детским волшебником. Детский писатель ‒ это когда детскими глазами смотришь на мир, когда «душа с душою говорит», когда ты чувствуешь ответственность за того, кто доверительно положил свою ладошечку в твою ладонь. Детский писатель ‒ это состояние души, твой образ жить и суть тебя самого.

 ‒ Вы больше 40 лет редактируете белорусский детский журнал «Вясёлка». Поменялся ли читатель этого издания за эти десятилетия?

 ‒ А давайте вспомним мудрецов, которые еще до нашей эры жаловались, что дети пошли не те, не слушают родителей, развратничают. У детей «профессия» простая: пока не попробует пальчиком красный уголек, не поверит, что он может «ужалить». И это мы наблюдаем все годы с нашими читателями. Они доверчивые, чувствительные, общительные, но палец им в рот не клади. Был случай. Художник как-то оформил наши веселые страницы, а на них ‒ десять синичек в разных местах. Мы даем задание: «Сколько веселых синичек на этих рисунках?» Все нашли птиц и правильно посчитали. Но один первоклассник прислал злое письмо: «На ваших страницах синичек десять, но веселых только четыре». Просматриваем рисунки и правда: четыре синички весело летают, остальные грустно сидят на деревьях. Как же мы допустили такой ляп?

Конечно, дети теперь раньше взрослеют, больше слышат информации, избалованы книгами по самым разным вопросам жизни. Это же не то, что сто лет назад белорусские дети впервые получили литературные «читанки» от Якуба Коласа, Элаизы Пашкевич (Тётки). Теперь тысячи вариантов вырезалок, раскрасок, сказок и повестей на самые различные темы. Умей только выбрать, да с пользой воспринять.

Я только что закончил новую повесть-сказку про мальчика Тимошку, у которого вдруг пропал мобильник. Как же он переживал, мучился, а помогла ему в трудную минуту бабушка, у которой гостил летом. Она стала для него живым смартфоном. От нее он такое узнал, что расцвела его душа, а все вокруг увидел другими глазами.

Да, дети с годами меняются, но многие проблемы остаются неизменными. Дети разных эпох должны научиться ходить, говорить, думать, мыслить. Забота всех взрослых ‒  дать почувствовать детям красоту природы и доброту человеческой души. И они выведут наших наследников на орбиту полезной жизни.

 ‒ А вообще ‒ трудно ли писать для детей?

 ‒ На одном из выступлений в школе я спросил: «Вам о страшном рассказывать или о веселом?» После короткой, бурной дискуссии решили, чтобы я чем-то пострашил их. Для себя я понял, что дети не столько любят страхи, сколько хотят научиться их преодолевать, не бояться.

И я поведал нашим баловням судьбы о своем военном детстве. Как нашу деревню сожгли враги, как мама меня спасала, как жили осень и зиму в лесных землянках, голодные и холодные. После разговора начал подписывать детям книжки «Я помню всё…» Подошел один мальчишка, положил руку на мое плечо, заглянул в глаза и сказал: «Как же хорошо, что мама спасла вас». Я еле сдержал слезу. И еще раз понял: детям нужна правда жизни и честное, талантливое слово писателя. А это трудное занятие, не всем под силу.

 ‒ Когда вы начинали работать в детской литературе, кто был для авторитетом, светочем ‒ Янка Мавр, Василь Витка, Алесь Якимович или кто-то другой? 

 ‒ Первую книжечку, которую прочел после того, как изучил азбуку, были стихи Эди Огнецвет «Васильки». Мне ее презентовала учительница Александра Леонтьевна из своей библиотеки. Я был бесконечно удивлен. Много раз видел васильки во ржи, но никогда не мог подумать, что о них можно сочинить стихи. А дальше судьба обернулась так, что я в Минске познакомился с Эди Семеновной. Больше того, мы подружились. И когда я стал главным редактором «Вясёлки», пригласил известную поэтессу в редколлегию журнала. Вместе думали о детях и литературе.

Мне повезло видеть и слышать нашего детского классика Янку Мавра. Подружился с основателем «Вясёлки» Василём Виткой. Лучшие произведения авторов детской литературы Беларуси прошли испытание на страницах нашего популярного журнала, истинного друга детей. Я с удовольствием называю имена наших авторов, кумиров детей ‒ Алеся Якимовича, Рыгора Бородулина, Сергея Граховского, Павла Мисько, Ивана Муравейки, Анатоля Гречаникова, Казимира Камейши, Павлюка Пронузы, Нину Галиновской… Ставлю многоточие, ибо должен переписать имена десятки сказочников, поэтов, кто десятилетиями служит Детям. В редакции неизменно живет, установленный мной принцип: «Мы глядзім не ў твар аўтара, а ў яго твор». И действительно, надо смотреть не в лицо автора, не на его должность в писательской и общественной иерархии, а в его произведение. Надо уважать прежде всего детского читателя.

 ‒ А вообще, если пристально присмотреться к сегодняшним мальчишкам и девчонкам, читают ли они Василя Витку, Янку Мавра, Виталя Вольского, Алеся Якимовича?

 ‒ Детским чтивом, убедился, надо умело руководить. Суфлёрами, умными и тактичными, а главное, неутомимыми, должны оставаться библиотекари, учителя, воспитатели, родители. И, конечно же, мы, писатели, редакторы, журналисты. Вовремя подсказать ребенку о книге новой и давно изданной ‒  это наш, взрослых, и долг, и обязанность. Тогда будут жить и книги классиков, и новых авторов. Я вот взял и недавно перечитал повести Янки Мавра, педагогическую публицистику Василя Витки «Дети и мы», рассказы Виталия Вольского о природе Беларуси, пересказы народных сказок Алеся Якимовича. Боже мой, я открыл по-новому этих удивительных белорусских корифеев Слова и Мудрости. Об этом рассказываю детям, читателям нашего журнала. Одно и тоже произведение в разном возрасте воспринимается со своей высоты. Так что, учу детей, не расставайтесь со своей домашней детской библиотекой. Она пригодится вам, когда станете взрослыми и начнете воспитывать своих детей.

 ‒ Сегодня в белорусском книгоиздании много внимания уделяют художественному переводу произведений для юного читателя, авторами которых являются писатели Польши, Чехии, скандинавских стран. Не стали ли поэтому белорусские мальчишки и девчонки меньше обращать внимания на произведения Самуила Маршака, Корнея Чуковского, Николая Носова  и  других русских  писателей?

 ‒ Маршака, Чуковского, Носова, других замечательных русских писателей не могут затмить никакие другие литературные звёзды. Дело другое, опять же, чем мы, взрослые, будем потчевать наших воспитанников? Это будут иностранные монстры, пауки, вурдалаки, или душевные герои чести, добра и любви. Я склонен к тому, что детей надо воспитывать прежде всего на примерах человечности, гуманности, с настроением и юмором, как это делают герои Самуила Маршака в «Багаже», «Теремке», «Двенадцати месяцах», «Весёлом путешествии от А до Я», какие уроки преподают детям герои Корнея Чуйковского в «Мойдодыре», «Тараканище», «Айболите»…

Отдавать детям свою душу, уверенно вести их за ручку по жизни ‒ наши и право, и обязанность. При этом надо помнить, что после себя мы хотим оставить на Земле сердечных, разумных людей.

 ‒ Отдельное явление в советской многонациональной литературе представляла подростковая повесть. И сейчас на библиотечных полках ‒ произведения Анатолия Рыбакова, Анатолия Алексина, Альберта Лиханова, белорусских литераторов Алены Василевич, Ивана Серкова... Мне кажется, что я и сейчас перечитал бы его «Мы с Санькой ‒ артиллеристы», «Мы с Санькой в тылу врага». А что в Беларуси приходит им на смену? Кто пишет для подростков? 

 ‒ Подросток, как мне кажется, ‒ самый трудный возраст в жизни человека. Ты уже не ребенок. И ты еще не юноша. Каждый переживает этот период по-своему. Меня подучили старшие деревенские пацаны ускорить процесс взросления. По их подсказке взял отцовскую бритву и начал скрести те места, где должны были быть усы и борода. «Учителя» убеждали, что такой метод ускорит появление признаков взросления, и меня сразу примет взрослая компания.

Об этой сложной ступеньке взросления я написал две повести «Исповедь Шпундика», «Милоградский коник». И даже закинул «удочку» в мироокеан современных детей повестью-сказкой «Влюбленный третьеклассник». К сожалению, моему примеру не последовали мои коллеги, причины две. Очень трудная морока писать о подростках. А потом, где печататься? В республике был один журнал для подростков «Бярозка», но он, к сожалению, затерялся в мелочных проблемах и потерял тираж.

Искренне завидую русскому писателю-новатору, классику подростковой литературы Альберту Лиханову, который организовал журнал «Путеводная звезда». В каждом номере печатается новая повесть для подростков. Она рекомендуется для школьного чтения. Здорово!

В этом российском журнале напечатана и моя повесть «Мама. Молитва сына». Учителей и учеников редакция пригласила поучаствовать в диалоге, написать сочинения по теме повести. Предложены тезисы к диалогу. Ну, что сказать, просто можно позавидовать опыту российских коллег.

А если серьезно, то мы, белорусы, имеем достаточно литературы для подростков. Её нужно вернуть из небытия и предоставить современным вундеркиндам. И тогда по-новому зазвучат повести Янки Мавра «В стране райской птицы», «Полесские робинзоны», Алены Василевич «Расти, Ганька», Ивана Серкова «Мы с Санькой в тылу врага», Галины Василевской «Бывай, Грушовка», Миколы Гамолки « Девушка шла по войне», Сергея Граховского «Рудобельская республика», Павла Ковалёва «Лёнька Гром», Виктора Казько «Суд в Слободе», Анатолия Кудравца «Радовница», Алеся Махнача «Гавроши Брестской крепости»…

 ‒ А много ли в развитии детской литературы зависит от литературно-художественной критики? 

 ‒ Как я понимаю, литературно-художественная критика нужна прежде всего для придания широких крыльев толковой детской литературе. А графоманию не стоит даже и критиковать, она недостойна всяческого внимания. Игнорирование такой серой мазни и станет ее достойной критикой. Бездарь пробьется сама. Нужно поддерживать талант. Кажется, в Беларуси, как и в России, в этом отношении делается далеко не достаточно. А зря. Вклад в духовное развитие детей ‒ самый востребованный капитал.

 ‒ Недавно к читателю пришел ваш роман «Царь», произведение исторического характера. Значит ли это, что вы уходите из детской литературы?

 ‒ Мне кажется, все, что я написал, можно адресовать Детям. И мою повесть «Я» о родословии, и повести о наших известных современниках, и повесть о народном поэте Янке Купале «Янков венок», и повести о героях войны, и мои дневники «Отцы и дети», «Живи сегодня», «Солнце над головой» и мои исповеди «Я здесь живу», «Моя Беларусь». Мне хочется, чтобы Дети знали, хотели знать, и любили свою родину, ее непростую историю, богатые традиции, истинные взаимоотношения со странами-соседками. Так я вышел на тему своего исторического романа «Царь» ‒ о сложных взаимоотношениях Польши, Великого Княжества Литовского и Московии. Главными героями романа выступают царь Дмитрий (Лжедмитрий) и Марина Мнишек. В этой сложной, запутанной истории я нащупал белорусский «след», участие в интриге Канцлера ВКЛ Льва Сапеги и несвижского магната Радзивилла Сиротки. Роман «Царь» переведен на русский язык, готовится к изданию в Москве.

 

Беседовал Максим Веянис

 

Прочитано 235 раз