Четверг, 24 05 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Сергей Лукьяненко: Городецкий просится обратно на бумагу

  • Четверг, 12 Апрель 2018 11:40

Писатель Сергей Лукьяненко, автор культовой серии "Дозоров", отмечает 50-летие. В преддверии юбилея признанный во всем мире фантаст нашел в своем загруженном расписании час для ТАСС и рассказал о предстоящей премьере фильма "Черновик", назвал срок выхода романа "Кайноzой" и намекнул на продолжение "Дозоров".

— Сергей Васильевич, в мае в прокат выходит экранизация вашего романа "Черновик". Рейтинг ожидания на "КиноПоиске"огромный — 96%! Вы фильмом довольны?

— Конечно, никогда не бывает идеальной экранизации, которая бы полностью во всем устроила автора. Тут главное, чтобы осталась основная мысль книги, ее идея. И в этом плане фильм меня полностью устраивает.

Читатели могут идти смело смотреть кино, и у них не будет отторжения и возгласов: "Все было совсем не так!" Уверен, что, посмотрев, они согласятся: да, это та самая книга, которую мы любим. И в то же время у них не будет ощущения, что они смотрят буквальную, покадровую иллюстрацию книги. Там есть изменения, другое прочтение, другой взгляд, но осталось главное. А тем, кто книги не читал, будет еще интереснее.

— Вы принимали участие в работе над сценарием?

— Я предлагал свои наработки, но компанией были выбраны другие сценаристы. По их сценарию уже снимался фильм.

Я никуда не стал влезать, даже в те моменты, которые считал спорными. Свое мнение решил не навязывать, потому что прекрасно знаю, как часто расходится сценарий с тем, что получится на экране.

Фильм — это корабль, и капитан на нем должен быть один. И, посмотрев ленту, я убедился, что правильно делал, что не спорил. По моему ощущению, фильм оказался очень удачным. Повторюсь: он сохранил дух книги.

— Как считаете, режиссер Сергей Мокрицкий сумел сохранить в экранизации философские, интеллектуальные рассуждения?

— Главное, что как раз именно это и осталось. Решать авантюрную, сюжетную линию у нас умеют достаточно неплохо, а вот совмещать ее с каким-то более-менее умным сюжетом получается не у всех.

Там достаточно много сцен, которые сделаны, выдержаны именно в традиции умного кино, где есть серьезные разговоры, серьезные споры, размышления. При этом все не скатывается в какую-то длительную лекцию, которая заставит зрителя заскучать. Это фантастика, это боевик, но это умный фильм.

— Вы говорили, что в России сложно снимать фантастику. "Черновик" получился эффектным?

— Там есть действительно необычные пейзажи, миры. Есть очень грамотная работа мастеров спецэффектов.

Ведь не всегда спецэффекты — это большие деньги, иногда это какой-то новый, неожиданный взгляд, какая-то мелкая деталь, но которая в этой магии кино никем раньше не применялась.

В свое время в "Дозорах" был простецкий по нынешним временам спецэффект, когда автобус перелетал через идущего Завулона, но этот совершенно небольшой трюк в ту пору был для кино очень свежим и сразу придавал фильму гораздо большую зрелищность, чем можно было себе представить.

Здесь тоже есть целый ряд трюков, деталей, которые свежи и раньше в кино не использовались.

— Главную роль в "Черновике" сыграл актер Никита Волков. Как считаете, удалось ему воплотить придуманный вами образ?

— Мне очень нравится его игра. В Никите я вполне увидел своего героя, Кирилла, может быть, чуть-чуть осовремененного, потому что книжка была написана десять лет назад. Он из обычного рядового продавца превратился в гейм-дизайнера, что вполне подходит и характеру героя, и резонирует с сюжетом фильма.

Если в своей обычной жизни Кирилл конструировал игровые миры, то тут он вдруг оказывается человеком, который открывает проходы в миры настоящие. Даже более скажу, я с некоторым сожалением подумал, что, наверное, такую профессию ему надо было давать и в книжке.

— А что скажете про напарника?

— Также очень нравится, как играет актер Евгений Ткачук, исполняющий роль Константина, напарника Кирилла. У него достаточно сложная роль. Если главный главный герой Кирилл все-таки человек достаточно цельный, без двойного дна, он раскрывается и меняется по ходу событий, то Костя — человек с тайной, с загадкой и большим перевертышем в сюжете.

Мне очень понравилось, что этот перевертыш он отыгрывает на протяжении всего фильма, то есть периодически, буквально на секунду, проглядывает другой взгляд, проглядывает совершенно другой человек, скрытый под ним, и вот это прекрасно.

— В трейлере к фильму есть матрешки-роботы. Откуда они взялись, ведь в книге ничего подобного не было?

— Этот большой вопрос мне возмущенно задают некоторые читатели: "Опять отсебятина! Опять будет, как в "Дозорах", ничего не понятно, все придумано!"

Нет, это не совсем отсебятина.

Скажем так, в книге существует мир Аркан, и там действуют очень крутые функционалы-спецназовцы. По сути, в фильме должны были бы в каких-то моментах бегать, прыгать и яростно драться тренированные молодые люди. Режиссер посчитал более интересным вариант заменить их на киборгизированных боевых роботов, "матрешек".

Я в начале просмотра тоже раскрыл глаза шире, чем обычно. Потом пришел к выводу, что это неплохо, потому что дерущихся людей в фильме хватает и без того. А вот с дерущимися роботами в нашем кино всегда было мало сцен.

Там есть смысл и в том, что они сделаны в виде матрешек, это в логике того мира, который будет на экране.

— Сергей Васильевич, по третьему "дозорному" фильму есть какие-то новости?

— Нет, там нет движений. Я уверен, что и покупались права, чтобы прекратить выход этой серии, потому что американские производители были несколько встревожены тем, что появились российские фильмы, которые очень сильно отбивали кассу у голливудских.

В общем, было сделано все, что возможно. Тимура (Бекмамбетова) забрали в Голливуд: "Давай работай с нами!" Кто из режиссеров не захочет работать в Голливуде? Были подписаны договора, что снимем обязательно совместно третий фильм, но цена этих договоров была примерно такая же, как цена обещаний Горбачеву о нераспространении НАТО на Восток.

Так что я думаю, что изначально никто ничего снимать не собирался.

— То есть вопрос закрыт?

— Тимур периодически возвращается к этой мысли, но мы оба, наверное, понимаем, что если что-то делать, то это будет не продолжение. Продолжить напрямую эту серию невозможно, время ушло.

Можно переснять все заново. Можно запустить создание кинофильма или сериала по всей "дозорной" серии. Конечно, там уже будут сниматься другие актеры, разве что где-нибудь в камео может мелькнуть тот же самый Хабенский или кто-то еще.

— Кстати, с экранным Городецким, актером Константином Хабенским, общаетесь?

— Мы знакомы, после выхода фильмов встречались на каких-то мероприятиях, но нечасто. Я рад, что он сыграл Антона Городецкого.

Хотя, честно скажу, я Антона Городецкого себе представлял несколько другим.

Хабенский — он типичный российский интеллигент, чего не скрыть, кого бы он ни играл. Антон Городецкий тоже интеллигент, но интеллигент скорее постсоветский: менее занимается самокопанием, более активно где-то склонен действовать

Он сомневается, выбирает долго и тщательно свой путь, пытается принести больше пользы, меньше зла, но когда приходит время, не колеблется. Грубо говоря, он больше человек действия, чем человек комплексов. В фильмах герой Хабенского — это все-таки человек комплексов в первую очередь.

— Если подумать об актерах, которые сейчас на виду, кого бы вы видели в роли Городецкого?

— Здесь важно умение актера сыграть. Нет, я не рискну сейчас сказать, но в принципе я уверен, что мог бы найтись актер, который сыграл бы Городецкого, не такого, как сыграл Хабенский. Не в укор тому персонажу, это прекрасный персонаж, но можно сыграть другого, который будет ближе к книжному.

— Сергей Васильевич, по своим книжным героям из "Дозоров" скучаете?

— Я скучаю по ним. Потому что шесть книг, несколько рассказов, а еще было огромное количество работы в кино. Был даже запущен мультсериал, отснято несколько серий, но он не вышел в свет. Ужасно обидно.

С Городецким и всей его компанией я прожил вместе 20 лет. Многие люди столько успевают за это время, две-три семьи сменить, а я одного героя не сменил, только иногда изменял с другими персонажами (смеется).

— То есть планы все-таки есть взяться за седьмую книгу?

— Конечно, я не оставляю до сих пор мысли, что, может быть, я напишу еще какую-то книгу про Городецкого.

Он лишился магических свойств. Это я сказал твердо, чтобы обрезать себе все пути к возвращению. Но с течением времени я понял, что путь-то остался. Ведь история Городецкого-человека может быть не менее интересной, чем история Городецкого-мага. Представьте себе человека, который все знает, помнит про мир Иных, но, к сожалению, уже ничего не может, не владеет никакой силой. Все, что у него осталось, — это просто память, ум и понимание того, как это все работает. И вот сможет ли он в таком качестве быть среди Иных, оставаться с ними, не чувствовать себя ущербным, участвовать во всех "шпионских играх", интригах и прочем?

Очень может быть. Он просится, конечно, обратно на бумагу.

— А вы, случайно, еще не приступили к работе над книгой?

— Нет, я не приступил. Но она в голове крутится, и я уже мысленно какие-то вещи понял для себя. Приступить к написанию "Дозоров" я могу в любой момент времени, мне для этого надо только компьютер включить. Понимаете, там настолько весь мир проработан в голове, что никакой проблемы не составляет начать ее писать.

— Будем просить высшие силы!

— Просите у Гесера!

— Кстати, про Городецкого. Появилось ведь множество рассказов других авторов. Как вы к этому относитесь?

— Я к этому отношусь совершенно нормально, пока это на уровне любительского творчества. Это попытка научиться писать или же попытка продлить удовольствие от полюбившейся книги. Конечно, если кто-нибудь напишет книжку или составит сборник рассказов и станет это издавать именно в бумаге, я бы возмутился и противодействовал. Как говорится, мои персонажи не трожь!

Пока это именно любительское творчество, к этому отношусь очень положительно. Это даже приятно. Точно так же, как и у Роулинг, и у Мартина, существуют поклонники и подражатели.

Но есть и официальная, одобренная мной серия, в которой пишут талантливые молодые авторы. Это другие истории из мира Иных, с другими героями, совсем другими тайнами. Вышло уже около двадцати книг! А буквально на днях получил письмо от одного зарубежного писателя с просьбой разрешить написание книги о "Дозорах" в его стране. Почему бы и нет?

— Возвращаясь в конец 90-х, к циклу "Лабиринт отражений", — вы могли предположить, что пройдет время и появятся все эти гаджеты, интернет? Были ли такие вещи, которые именно вы предсказали миру?

 

— Знаете, боюсь говорить, что я что-то предсказал. Разумеется, реальный интернет, как это ни смешно, в "Лабиринте отражений" описан очень точно, при том что интернета тогда еще не было. Он существовал как факт. В России было человек сто, наверное, которые им уже пользовались, но я к этому числу не относился. Я и жил тогда не в России, а в Казахстане. Про интернет мне рассказывали более продвинутые в компьютерном плане друзья. Я его "нафантазировал", но он оказался близок к реальности.

Если сейчас читать и смотреть какие-то современные фильмы про виртуальность, начиная с той же "Матрицы" и заканчивая "Первому игроку приготовиться", то можно увидеть какие-то моменты, которые сильно напоминают то, что было написано в "Лабиринте".

— А гаджеты?

— Есть и "эпик фейл", как говорят в Сети. "Лабиринт" я писал, сознательно придерживаясь того уровня технологий, который был на тот момент. Поэтому там свиристели модемы, герои мечтали об огромном хард-диске размером в гигабайт и так далее. Это такая в техническом плане устаревшая ностальгическая вещь.

И даже когда я попытался описать близкое будущее, в тех же "Фальшивых зеркалах", я не предугадал одной детали: я не предугадал гаджетов, огромного количества планшетов, смартфонов и прочего.

Все герои, если разобраться, сидят в интернете либо со стационарных компьютеров, либо с ноутбуков максимум. А ведь были бы в ходу планшеты, смартфоны…

С этим, кстати, связана одна проблема. Несколько раз возникали планы экранизации "Лабиринта", но мы понимали, что события придется очень сильно менять, чтобы приблизить к нынешнему дню. Потому что именно появление гаджетов — бог с ними, с модемами, со скоростями, объемами памяти, это все лечится очень легко — кардинально меняет всю картину.

— Тем не менее слухи про экранизацию ходили.

— Планы экранизации возникают. Нам даже удалось вместе с режиссером Джаником Файзиевым разработать интересную сценарную концепцию, как это можно все осовременить. Но, к сожалению, для того, чтобы снять полноценно "Лабиринт отражений", требуются огромные деньги. Тут уже вопрос идет не о $5 млн, даже не о $10 млн, а хотя бы о $20–25 млн. У нас сейчас столько в кино никто не рискнет вложить.

— Расскажите, пожалуйста, над чем сейчас работаете?

— Неожиданно для себя начал писать космический фантастический роман, со всеми полагающимися атрибутами, то есть космическими кораблями, иными цивилизациями, какими-то глобальными вселенскими проблемами, опасностями и прочее.

Я давно не работал в этом жанре, последний раз космическую фантастику писал лет десять назад. Мне приятно снова этим заниматься, потому что я люблю космос, космонавтику.

— Сроками выхода сможете обрадовать?

— Сейчас заканчиваю "Кайноzой", потому что люди ждут продолжение моего романа "Кваzи". Пишу. Попытаюсь ее максимально быстро закончить, чтобы она вышла в этом году, и продолжить писать вот эту космическую вещь.

— Хоть какие-то намеки сможете дать?

— Условное название у нее — "Проблема пятого уровня". Она получается большой, я чувствую, что там много всего. Действие происходит не на Земле, и там очень много героев, фактически параллельно действие происходит на трех планетах, в трех мирах. Часть героев — люди, часть — инопланетяне, какие-то более похожи на людей, какие-то менее. Это именно космическая фантастика, в классическом ее понимании. При этом говорится в ней, в общем-то, о наших современных проблемах, о том, что нас волнует в сегодняшнем дне. Но так и должно быть в фантастике…

— Если говорим о научной фантастике, как считаете, чему мы сможем удивляться через 10–20 лет?

— Трудно понять, в чем дальше может быть прогресс в электронике. Если не считать создания искусственного интеллекта, но тут я скорее пессимист и быстрого рывка не жду.

Где нас ждет что-то принципиально новое — так это биология, генетика, то есть мы вполне можем убедиться, увидеть, как исчезают какие-то смертельные болезни. Возможности генетические менять, трансформировать человека, по крайней мере будущего, еще не рожденного, есть уже сейчас

Уже сейчас можно вмешаться в геном человека, причем можно вмешаться как с целью излечить его от каких-то будущих болезней, а можно и с тем, чтобы придать ему какие-то дополнительные не свойственные людям качества. Вполне может быть, что мы увидим через 20 лет людей, которые смогут дышать водой, людей, которые смогут бегать со скоростью автомобиля. Хорошо бы, чтобы появились и люди, которые смогут лучше думать (смеется).

— В одном из своих постов в Facebook вы пишете о том, что социальные сети, многочисленные приложения, то есть "будущее из прошлого двадцатилетней давности", упрощают человеческое сознание, люди ленятся думать. Может, вы могли бы посоветовать родителям, как уберечь ребенка от чрезмерного влияния соцсетей?

— Даже не знаю, я сам интернет-зависим. Но мне кажется, что молодежь сейчас от этого успокаивается, отходит. Это для нас скорее было каким-то шоком, появление сетей, возможность общаться через континенты в один момент.

Мне кажется, что через некоторое время появится гигиенический режим у молодежи, придет понимание того, что сидеть с утра до вечера в соцсетях — это так же глупо, как объедаться шоколадом с утра до вечера.

— А рецепт?

— Основной рецепт — не давайте ребенку свободного времени. Пусть он будет нагружен в школе, в дополнительное время чем-то интересным, чем ему нравится. Именно излишек свободного времени, когда ребенок приходит из школы, садится на диван, посмотрел час телевизор, потом взял планшет и сидит в интернете, потому что делать ему все равно нечего. У меня сейчас старший сын берет планшет, играет четверть часа и откладывает. Я спрашиваю: "Неужели уже наигрался?" А он отвечает: "Я понял, что меня затягивает, поэтому себя ограничиваю, жаль зря тратить время". При том, что он и раньше играл по полчаса в день!

— Юбилей как планируете отмечать?

— Дата, на самом деле, в чем-то и печальная, потому что 50 лет — это и очень мало, и очень много. Мысленно ты ощущаешь себя двадцатилетним, а потом смотришь в зеркало и думаешь: "Черт, как-то не совсем совпадают ощущения и внешний вид".

Отмечу с родителями, с братом, в семейном кругу. Потом позову друзей, позову коллег по работе. Уезжать на эти дни никуда не хочу, тем более и без того поездок очень много. За последний месяц провожу в аэропорту и самолетах столько же времени, сколько и дома. Так что с удовольствием буду дома, схожу с семьей в любимый ресторан, посижу с друзьями и буду работать дальше.

Беседовала Александра Урусова

Источник: ТАСС
 

Фото: Артем Геодакян/ТАСС


Прочитано 456 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии