Вторник, 25 09 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Чему мы можем научиться по 400-летнему «Букварю»

  • Четверг, 13 Сентябрь 2018 14:48

Букварь — важная книга. Ведь именно через нее начинается знакомство человека с другими книгами, которые в дальнейшем он сможет прочитать. Однако в прежние времена такие издания содержали не только алфавит и способ составления букв в слова, а слова в предложения. Его использовали и для воспитания, и для того чтобы понять, какое место человек занимает в этом мире, как ему нужно общаться с другими людьми. 

Оказывается (и это чрезвычайно приятно), что и в таком деле белорусы оказались одними из первых! «Букварь» вышел ровно 400 лет тому назад — в 1618 году в типографии виленского Святодуховского братства в Евье. Это был новый шаг в тогдашней воспитательной и образовательной системе. Следом начали выходить многие другие буквари. Белорусский аналог почти полностью или частично копировали и издавали позже украинцы и россияне.

Таким образом, в некотором смысле у еще одной нашей первокниги в этом году юбилей. Благодаря поддержке многих заинтересованных лиц и организаций свет увидело ее факсимильное переиздание. О том, что представляет собой эта важная книга, каким был ее оригинал, мы побеседовали с заместителем директора Национальной библиотеки Беларуси по научной работе, председателем Международной ассоциации белорусистов Александром Сушей.

— Наш «Букварь» позиционируется как первый в своем роде. Объясните, что имеется в виду.

— «Букварь» действительно уникальный и неповторимый. Но, естественно, это не первая в мире книга для обучения. До и после того существовали другие книги. В латинской традиции был «Абецедарий». Существовали так называемые «Хорнбуки» — буквы для обучения записывались на восковых или роговых табличках. Были и другие печатные тексты для обучения.

— Вы говорили, что издание начало принципиально новую традицию просвещения.

— Во-первых, это традиция самого наименования «Букварь». Ранее аналогичных не существовало или были под совсем другими наименованиями. Даже в рукописных сборниках такое слово нигде не встречается — мы видим первое его употребление. Во-вторых, это сборник нового содержания, которого раньше не было, — он появился благодаря работе виленских монахов. Книга уникальна и по содержанию, так как обобщила образовательные приобретения предшественников с алфавитом, правилами обучения (складывания букв в слоги, слогов в слова, слов в предложения). В дальнейшем также и правил грамматики. Все это добавилось к большому комплексу образовательно-воспитательных текстов, которые на конец XVI века сложились в одно целое. Лаврентий и Стефан Зизании уже подготовили целый ряд «азбуквальных» текстов, предназначенных для обучения. Этот «Букварь» обобщил все дидактические наработки различных христианских традиций — и западных, и восточных — наработки различных школ Великого Княжества Литовского (местной традиции) и большой пласт духовной традиции, основанной на библейских, в первую очередь новозаветных, текстах. В результате родилась эта книга — очень необычная, нетипичная, предназначенная широкой аудитории. Она увидела свет за год до «Грамматики» Мелетия Смотрицкого и фактически являлась вступлением к ней, так как была рассчитана не только на ученых, которые могли профессионально написать тексты на церковнославянском языке, а даже на новичка — того, кто только приступает к изучению языка. Это было принципиально новым и важным.

— Кто является автором «Букваря»?

— У меня есть только гипотеза по этому поводу, так как авторство не обозначено. На титульном листе написано, что это «буквар языка славенского, писанию, читанию, научению хотящих полезное руковождение...» Указано также, что книгу готовили монахи виленского монастыря. Получается, что это коллективный труд. Фактически виленский Святодуховский монастырь — главный центр образования и просвещения православной церкви в Великом Княжестве Литовском (говоря современным языком, методический центр). Больше на книге мы не видим никаких имен, кроме находящегося на титуле герба Богдана Огинского, подкомория троцкого, однако он являлся спонсором, а не автором. Поэтому, полагаю, что книгу составили монахи. Однако были задействованы наиболее способные среди них — Мелетий Смотрицкий и Леонтий Карпович. Первый к тому времени уже выучился во многих университетах Европы, был активным практиком, так как преподавал многим шляхетским родам. А Леонтий Карпович, по моему мнению, также является не менее вероятным лицом, которое могло бы стать автором «Букваря». Он имел прекрасное образование, занимался практикой преподавания — руководил братской школой при том же монастыре. К тому же руководил типографией, работал с братьями Зизаниями, которые к тому выдавали «Азбуку», имел большой опыт знакомства с учебной литературой западной традиции. Поэтому он имел все основания стать автором «Букваря». Оба эти человека — личности очень яркие для белорусского культурного пространства того времени.

— Где хранятся оригиналы издания?

— Одна из книг находится в библиотеке Миддл Темпл в Великобритании, вторая — в Королевской библиотеке Дании. Датский экземпляр немного лучше сохранен, в нем хорошо читаются все тексты. Но он неполный, там отсутствуют последние страницы «о знамении крестном». Поэтому мы ориентировались все-таки на лондонский экземпляр.

— Каким общественным сословиям была адресована книга и насколько влияло на развитие просвещения (быть может, затрагивала только высшие слои)?

— Выход такой книги был исключительно важным событием. Он массово повлиял на сознание людей, не только знати, духовенства и дворянства, которые имели возможность образования через монастырские библиотеки, но и прежде всего на широкие круги светского общества и, что важно, горожан. Эти книги распространялись по братским школам — и дальше, шире. Они использовались для частного домашнего обучения. В дальнейшем, как видно, многие более поздние издания, например издания Спиридона Соболя, также более поздние книги из типографий в Могилеве, Кутейно, Вильнюсе, Супрасле переняли название, структуру, содержание издания. Они один за другим повторяли «Букварь», выходили почти каждый год — и это стало определенным культурным взрывом. Фактически Беларусь стала центром образовательной деятельности в регионе. У нас в конце XVI — начале XVIII века вышло больше «Букварей», чем на территории Украины и России вместе взятых, причем в несколько раз больше. Эта традиция сильно повлияла и на культуру, образование России и Украины, так как в дальнейшем подобные книги начали появляться там — под таким же названием и со схожим содержанием.

— Издание было рассчитано на детей или взрослых?

— Если сегодня по букварям учатся преимущественно дети, то в то время и взрослые тоже часто не умели читать — потому эта книга была предназначена и для них тоже — на всех, кто хочет научиться. Однако в ней много текстов, ориентированных именно на юных, — и это свидетельствует о том, что предназначалась она прежде всего им.

— В книге много религиозных текстов. Это признак времени?

— Да, но в то же время и сознательная позиция составителей. Задачей «Букваря» было не только научить составлять буквы в слова и заучить сами слова, но и усвоить определенные правила жизни в обществе. Научить человека правильно себя вести, чувствовать и понимать, в чем разница между добром и злом. Поэтому действительно более половины объема книги составляют молитвы, заповеди, законы, перечни добродетелей и грехов. Различные добродетели не только перечисляются, но и описываются, делаются ссылки на Священное Писание. Дети учили не «мама мыла раму» — они исследовали, кто они есть в этом мире и как себя нужно вести с другими, как быть воспитанным, образованным, культурным человеком. Целью «Букваря» было не просто научить читать, но научить читать хорошие тексты.

Нина Щербачевич

Фото Константина Дробова

Источник: Звязда

Прочитано 359 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии