Воскресенье, 24 09 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

К 500-летию книгопечатания увидит свет обновленный энциклопедический справочник "Франциск Скорина и его время"

В августе страна отмечает 500–летие книгопечатания. В центре внимания — имя Франциска Скорины, чьими трудами и помыслами началось это великое дело в восточнославянском мире. Одно из посвящений юбилейной дате — переиздание энциклопедического справочника «Франциск Скорина и его время». Отведено в нем место и знаменитым гравюрам первопечатника, многие из которых остаются загадкой нашего времени. Автор исследований — гомельский художник–искусствовед Николай Полковниченко, посвятивший расшифровке иллюстраций скориновских книг без малого двадцать лет.

— Мы и вправду чего–то еще не знаем о гравюрах Франциска Скорины?

— Уж поверьте мне, человеку, который в свое время был достаточно далек от искусства Средневековья в целом и иллюстраций к изданиям Франциска Скорины в частности. Но вот случилось счастливое и судьбоносное для меня пересечение. Казавшееся известным открылось совершенно по–новому...

— Тогда начнем с известного. Знаковая для нас Библия, изданная Скориной в Праге на старобелорусском языке, — это 23 книги, которые сопровождают авторские суждения в предисловиях и послесловиях, а также иллюстрации. Среди них есть автопортреты просветителя, что по тому времени, как мы знаем, было делом беспрецедентным для церковной литературы. Что же осталось непонятным?

— А то, что смотреть и видеть — не одно и то же. Гравюры Франциска Скорины, равно как и книги, следует читать, чтобы не только ощутить дух и мышление эпохи, но и проникнуться мировоззрением автора. Искать его научные взгляды в предисловиях и послесловиях можно, но с определенной натяжкой. Все–таки издания были рассчитаны на обычных людей. В них в основном приводились этические нормы. Зато многие иллюстрации, сопровождающие его книги, как раз проливают свет на научное мировоззрение Скорины.

— И если подробнее...

— В эпоху Возрождения содержание живописных работ передавалось не только посредством символов, но и путем отсылок к литературным произведениям, неканоническим трактовкам священных текстов, метафорам и сравнениям, содержащимся в философских учениях. Для того чтобы расшифровать многослойность образов того времени, нужно обладать немалыми знаниями в области учений Средних веков, быта, литературы, традиций, уклада жизни. И вот, когда я окунулся в медиевистику — науку о Средневековье, тогда окончательно убедился, что действительно не все так просто. Например, возьмем знаменитый прижизненный автопортрет Франциска Скорины в книге «Иисуса Сираха». Обилие предметов–символов очевидно.

— И у каждого свой подтекст?

— Совершенно верно. Скорина здесь изображен в образе ветхозаветного культурного героя Еноха праведного, считавшегося первым гением человеческой цивилизации. О том свидетельствует пиктограмма Голгофы (крест с двумя копьями на вершине трапеции), помещенная над верхней камерой (будущее) песочных часов (символ вечности в неразрывном триединстве прошлого, настоящего и будущего). Выдвинутая вперед правая нога белорусского первопечатника и просветителя соотносится с праведностью Еноха и словами Сираха: «И ходила нога моя путем правым» (праведным). А выраженный наклон его головы в правую сторону — со словами Сираха: «Приклонил я ухо свое» (к мудрости). Свеча — старый символ жизни, корзинки наряду с обувью и посохом — символ пути. Если поставить эти предметы в один ряд, то получаем земной путь Франциска Скорины. Пчела символизирует вторую жизнь просветителя — в памяти людей. Она же — образ преданности общему благу...

— Однако, ребус.

— И не один. Взгляните на другой автопортрет Скорины, помещенный в центре инициала буквы «Он». Кириллический имяслов указывает на Творца и венец его творения, а необычная для кириллицы правильная окружность (orbis — круг, вселенная, человечество) буквы — на традиционную латинскую аббревиатуру слов optimus и omnis (всеохватывающий, всемогущий, всевидящий). Или известная эмблема Скорины — «сонейка маладзiковае». В контексте философских учений того времени символизирует пробуждение светоча разума, уменьшающего звероподобие, и соотносится со словами кумира ренессансных гуманистов Марсилио Фичино: «Пытливый разум подобен луне, которая всегда обращается к солнцу».

— Значит ли все это, что толкование смысловой стилистики скорининских гравюр может служить ключом к работам средневековых авторов и наоборот?

— Именно. Читая гравюры белорусского первопечатника, я одновременно втянулся во многие загадочные произведения западноевропейских ренессансных художников. Исследуя пражские издания Скорины, мне посчастливилось раскрыть и многовековую тайну знаменитой гравюры Дюрера «Меланхолия», опубликовав на английском языке самую краткую из всех существующих ее интерпретаций. Дело в том, что в своем предисловии к «Плачу Иеремии» Скорина «процитировал» популярную в среде гуманистов эзотерическую «Книгу букв», согласно которой одна из букв еврейского алфавита символизирует гвоздь. Изображение клещей и четырех старинных выдернутых гвоздей на гравюре «Меланхолия» указывают на платоновскую отрешенность от всех сенсорных органов в момент интеллектуального озарения, соотносясь с его высказываниями: «Только мышление философа способно окрыляться» и «Крылья души человека, стремящегося к знанию, крепнут и увеличиваются».

— Трудно сомневаться в том, что и на наш век хватит загадок эпохи Франциска Скорины.

— На этот счет приведу лишь слова всемирно известного советского историка Михаила Алпатова: «Главные открытия ждут современного искусствоведа не столько на чердаках и в кладовых, сколько в музейных залах, где выставлены широко известные, но до сих пор еще недооцененные шедевры».

 
Виолетта ДРАЛЮК
Источник: СБ
Прочитано 154 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии