Среда, 26 09 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Любимые напитки литературных героев были весьма причудливы

«Утро — два стакана виски с содовой и льдом, к обеду — французское вино, ближе к вечеру — три–четыре бутылки виски с друзьями, на ужин — кьянти из оплетенной бутылки, литра четыре или пять». Это из ежедневного меню Эрнеста Хемингуэя. Увы, пагубные пристрастия литераторов передавались и их героям. Да, Атос глушит кисловатое анжуйское вино, кот Бегемот наливает Маргарите спирт... Но встречаются же на страницах книг и более экзотические и даже диетические напитки! Итак, добро пожаловать в литературный бар.

Тыквенный сок

Для начала зайдем за чем–нибудь полезным и одновременно волшебным. Например, в мир Джоан Роулинг, где живет Гарри Поттер. Этот мир дал возможность заработать рестораторам и кондитерам, породив целое меню волшебных блюд. Есть там и напитки, например, сливочное пиво и огневиски. Злой колдун Воландеморт попивает молоко единорога. А мы с вами выбираем полезный тыквенный сок. Именно его постоянно подают к столу в школе магии Хогвартс. Его всегда предложат вам гостеприимные хозяева–колдуны, часто охлажденным или с кусочками льда. Изготовлением сока в бутылках с 1837 года занимается фирма London Pumpkins&Sons, которая спонсирует матчи по квиддичу. Поэтому чемпионаты по этому волшебному виду спорта сопровождает реклама: «Что бы вы ни предприняли, с тыквенным соком вы никогда не проиграете!» Сей напиток берет с собой золотое трио в рискованный поиск крестражей:


«Гермиона протянула Гарри пузырек с лекарством и достала из сумочки три бутылки тыквенного сока и чистую сухую одежду — все это она захватила из коттеджа «Ракушка». Они переоделись и дружно принялись за сок».

Солнечный свет

О да, в литературных произведениях, и особенно в поэзии, пьют все... От тоски до смеха. Один из любимых напитков — солнечный свет в разных вариациях. Например, Владимир Солоухин в 1960 году написал стихотворение «Как выпить солнце», где описывает, как сделать гранатовый сок, не разрезая кожуры плода. А Рыгор Бородулин  солнце предлагает пить таким вот образом:

I сонца смех,

i аблачынак апошнi снег

п’ю з неба,

як з поўнага кубка,

нагбом...

Пнинский пунш

Очень сложный коктейль от героя романа Владимира Набокова «Пнин», профессора русского языка и литературы, пытающегося прижиться в американских интеллектуальных кругах. Для коллег по университету он, новичок, подготавливает пышный стол и, главное, пунш: «Пьянящая смесь охлажденного Шато Икем, помплимусового сока и мараскина».

Гурманы мира не раз пытались воспроизвести этот рецепт, но не каждому это под силу. Ибо и «Шато д,Икем» — вино редкое и дорогое, и мараскин, крепкий черешневый ликер с оттенками миндаля во вкусе, не водка. Самое простое — помплимус. Сомневаетесь? Да полно, это всего лишь грейпфрут.

Хванчкара

— Ты ў блакiтнай сукенцы была. I бурштыны на шыi. I вусны ненафарбаваныя. А пiлi мы тады «Хванчкару».

Так ностальгирует герой романа Владимира Короткевича «Чорны замак Альшанскі» Антон Космич, когда к нему пришла попрощаться бывшая любовь, «Зоя Пярэрвенка ўласнай персонай». Ситуация та же, что у Веспер Линд с Джеймсом Бондом: Зоя, которую шантажирует главный злодей, предает Космича. И посылает его в магазин за упомянутой «Хванчкарой», чтобы обыскать квартиру в поисках древней книги, скрывающей тайну клада.

Любопытно, знал ли Владимир Короткевич, когда описывал, как герои провожают свою любовь под красное полусладкое грузинское вино, что «Хванчкара» считается любимым напитком Иосифа Сталина?

Слезы

О да, слезы — любимый напиток лирических героев... От них пьянеют, ими упиваются, ими захлебываются... В стихотворении Анатоля Сыса «Знайшлi пацiр, слязамi поўны, нiхто не ведае — чыймi. Сярэбранае ў срэбным — поўню пакутнiк нейкi расчынiў».

Заканчивается горько и поучительно:

i сталi дружна, шчыра, шчыльна,

як на касьбе цi на сяўбе,

паэт сказаў: п’ем за Айчыну!

i кожны выпiў — за сябе.

Трижды девять

«Вадкасць апалiла ўсе мае вантробы, вогненныя кругi захадзiлi ў галаве, але я стрымаўся, не скрывiўся.

— Што гэта? — праглынуўшы добры кавалак шынкi, спытаў я.

— Го! Старку польскую ведаеш, гарэлку ведаеш, хахлацкi спатыкач таксама, а нашага «трыс дзiвiнiрыс» не ведаеш. Гэта, браце, па–лiтоўску «тройчы дзевяць», гарэлка на дваццацi сямi травах. Мы яе сакрэт у лiтоўцаў выведалi стагоддзi таму. Зараз яе i самi лiтоўцы забылi, а мы яшчэ памятаем. Пi на здароўечка, пасля я цябе стаўным мёдам пачастую».

 

Так колоритно угощается герой романа Владимира Короткевича «Дзiкае паляванне караля Стаха» Андрей Белорецкий на пиру у шляхтича–злодея Дуботовка. Подпоенного «трижды девятью», Белорецкого вызывают на дуэль, но наш фолькорист — крепкий орешек и убить себя не дал.

 
 

Коктейль «Веспер»

Ну, теперь к чему–нибудь покрепче? Для этого из мира магии перейдем в мир шпионажа. Самый элегантный алкоголик оттуда — это, конечно, Джеймс Бонд. Мы все помним его красивую фразу «водка–мартини, перемешать, но не взбалтывать». В романе «Казино «Рояль»

Джеймс придумывает коктейль «Веспер». Это — в честь самой большой любви его, коллеги–агента Веспер Линд. Которая оказалась предательницей, отдала Бонда на пытки, но и сама потом погибла, а он вечно о ней тоскует.

  — Сухой мартини. В большом бокале.

— Oui, monsieur.

 

— Секунду, еще не все. Три пальца «Гордона», один — водки, полпальца «Кины Лиллет». Хорошо взбейте в шейкере, а потом положите большую дольку лимона.

 

 Мятный джулеп

Еще один знаменитый литературный коктейль мы возьмем со страниц романа Фицджеральда «Великий Гэтсби».

«Усмехаясь одними уголками губ, Дэзи встала и подошла к столу.

— Открой бутылку, Том, — приказала она, — я тебе приготовлю мятный коктейль. Тогда ты не будешь чувствовать себя таким дураком... Вот, я уже взяла мяту».


Коктейль стал символом богемной среды. Его подают в серебряных или сделанных из особого сплава — пьютера — чашах, придерживая их только сверху и снизу, чтобы не согреть теплом рук. Несколько листьев мяты, немного сахара по вкусу, бурбон, лед и залитая солнцем веранда.

Березовик

А теперь пора вернуться к менее крепким традиционным белорусским напиткам. Например, к березовому соку. В каждой шляхетской усадьбе, когда шампанское было слишком дорогим, могли приготовить его из березовика. На этом соке дядька Антось из поэмы Якуба Коласа «Новая зямля» варит клецки.


А сок быў свежы, такi хвацкi,

Такi салодкi, забiяцкi!

Целая глава описывает, как добывался тот сок, как варились на нем клецки... Увы, кулинарный эксперимент провалился.

— Ну, дзядзька, як на смак, прызнайся?

— Паскудства, брат, i не пытайся!

Мед

«Лето в стране настало, вереск опять цветет, но некому готовить вересковый мед».

Ну как без меда в литературном баре? Нет, не того, который едят ложками... Наши предки умели приготовить бесчисленное множество питьевых медов. За сохранение тайны рецепта верескового напитка в знаменитой балладе Стивенсона последние пикты отдали жизни. В поэме Винцента Дунина–Марцинкевича «Благаславёная сям’я» мед становится символом уважения традиций предков.

Моўчкi лёкаю знак падае тут падчашы,

I загад зразумеў вельмi кемлiвы малец,

Толькi ўбачыў узняты падчашага палец,

Пяць бутэлек зялёных нясе паслухмяны,

Ужо ў плеснi, але ў iх мядок ёсць румяны.

...Вып’ем за маладых, дзеля iхняе долi,

Не бургундскае тут, не шампан тут бурлiвы,

А мядок наш, панове, дар роднай краiны,

Ён стаiць з тых часоў незабыўных, шчаслiвых,

Як на свет нарадзiўся сынок мой адзiны.

Тут, кстати, упоминается старинный обычай — когда в шляхетской семье рождался ребенок, родители прятали в укромном месте бочку, в которой настаивалась старка или вот — напиток на меду, «стаўны мёд»... Открывали ту бочку обычно на свадьбе выросшего ребенка.

Слеза комсомолки

Чем же завершить меню нашего бара? Может, добавить кровь, которую пьет булгаковская Маргарита на балу у Воланда? Или нарзан, от которого так устали герои Ильфа и Петрова? Нет, давайте вспомним нечто поэкзотичнее... Коктейль «Слеза комсомолки» из романа Венечки Ерофеева «Москва–Петушки».

«Пьющий просто водку сохраняет и здравый ум, и твердую память или, наоборот, теряет разом и то и другое. А в случае со «слезой комсомолки» просто смешно: выпьешь ее сто грамм, этой «слезы» — память твердая, а здравого ума как не бывало. Выпьешь еще сто грамм — и сам себе удивляешься: откуда взялось столько здравого ума? И куда девалась вся твердая память?..»

Ингредиенты:

Лаванда — 15 г

Вербена —15 г

«Лесная вода» — 30 г

Лак для ногтей — 2 г

Зубной эликсир — 150 г

Лимонад — 150 г

Надеюсь, уважаемые читатели, что дегустировать вы будете далеко не все. А еще лучше — продегустируйте сами тексты!

Людмила Рублевская 

Источник: СБ

Прочитано 446 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии