Суббота, 19 10 2019
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Стихи российских поэтов. Виктор Хатеновский и Лев Мирошниченко

  • Воскресенье, 28 мая 2017 13:58

Пронзительная лирика Виктора Хатеновского, уроженца Беларуси, и полные пессимизма верлибры Льва Мирошниченко, прожившего долгую и непростую жизнь врача-нарколога и психиатра, в мае этого года публиковались на "Созвучии". Судя по статистике посещаемости сайта, они привлекли внимание читателей. Поэтому сегодня - небольшое дополнение к выложенному ранее.

 

Виктор Хатеновский

***

Сентябрьским днём иль сентябрьской ночью
Не встретившись с дерзкой вакханкой воочью
В бесхозных, в разросшихся зарослях вишен,
Ты сломлен; ты, как террорист, обездвижен.
Ты - жертва, мишень для спецназовской пули...
А впрочем, в Москве, в Катманду, в Ливерпуле
Всем тем, кто безвременьем на кол подсажен,
Восторженный скрежет бессонниц не страшен.

***

Сто тридцать восемь дней душа
Хандрит, безмолвствует. Не резкий,
Квартирный взмах карандаша
Раздвинет в полночь занавески.
Сроднившийся с корчмой невроз,
Рассеяв мрак прослойкой света,
На вновь поставленный вопрос
Не даст правдивого ответа.
Сквозь ржавый скрежет пустоты
Роскошным, мощным апперкотом,
Как лермонтовский Демон, ты
Судьбу поздравишь с Новым Годом.

***

Так много потеряно сразу!
Над пеплом остывшим скорбя,
Я вспомнил зловещую фразу:
"Любить не мешайте себя".
Не сбагрить её, не заямить,
Бессонницей не утомить...
Свирепствует вздорная память:
"Себя не мешайте любить!"

***

Передёрнув затвор беспросветной печали, 
К ремеслу пристегнув взвод соломенных вдов,
Как младенца, шесть дней в колыбели качали 
Расторопные улицы злых городов
Неустроенный быт, заскорузлость... Саратов,
Красноярск, присмирив к верху поднятый кнут,
В обездоленность лиц, в заторможенность взглядов
Даже видимость жизни уже не вдохнут. 

***

                                  Т. П. 

Не юродствуй, не остри!
В ночь - без вдохновения -
Буду час, час тридцать три
Размышлять на фене я.
Сможешь ты без трескотни, 
Без словесной патоки -
Скукой вскормленные дни -
В Брахмапутре, в Ладоге
Скрыть от шквального огня;
Чтоб узнать смог точно я -
С кем ты выскоблишь меня,
Страсть моя порочная.

***

Ночь оглохла от скорбного бубна.
Ты хандрой, как проказой, больна.
Разведёнка... Горда,  неприступна -
Свыклась с платьем из чёрного льна.
Не колдунья, не божья невеста -
Ждёшь нетрезвых лобзаний земли:
В бренной жизни достойного места
До сих пор для тебя не нашли.
Сколько мифов ты не развенчала,
Сколько слов не успела распять?!
Cколько слёз у морского причала
Cмоет с глаз твоих - чёрствая мать?!

***

В декабре, в одном исподнем,
Мрачным утром - невзначай
Выпорхнув из преисподней -
Вместо спирта в крепкий чай
Ткнула мордой: "Недоносок,
Пей! Расплещешь... Побратим,
Станет гроб из жёстких досок
Вечным лежбищем твоим."

***

Быт мой мерзок, жизнь убога:
Печь дымит, скрипит кровать.
Тридцать дней просил я Бога:
Новый френч мне даровать.
Вдруг раздался голос с неба;
Смертных он сбивает с ног:
" Попросил бы, сын мой, хлеба;
Отказать бы я - не смог."

***

В окрестностях Джакарты,
Взбодрив судьбу штыком,
За жизнь сражался в карты
Тэрэлли с Левшуком.
Во вторник труп Тэрэлли
Швырнули в яму... Штук
Сто двадцать пять дуэлей
Смог выиграть Левшук.

Снабдил Господь талантом:
Шестёрка, туз, валет...
Левшук краплёным картам
Сказать не сможет: "Нет!"
В палаццо иль в бедламе
Жизнь выдохнется... Где?!
В Джакарте, в Амстердаме,
В Твери, в Караганде!   

***    

                                         Татьяне Костандогло                 

Среди прочих напыщенных львиц ты, бесспорно, 
Выделяешься запахом кожи. Звук горна 
Твоего - как набат, предвещающий - вскоре
Эту землю волной смоет в Чёрное море.

Я - которого страх грозным скрежетом стали
В предстоящем бою обезглавит едва ли;
Я, который познал вкус борьбы, запах крови,
Трепещу, когда ты сводишь тонкие брови.

Обескровлен, сражён, припечатан к веригам 
Тихим голосом, взглядом пронзительным, криком:
Из тибетских пещер повылазив,  Атланты
Твоим недругам рвут причиндалы и гланды.

***

Был дерзок я, как уркаган.
В бескровной схватке с вами -
Краснел, хватался за наган...
Мог землю грызть зубами.
От криков собственных оглох - 
Неистовствовал... Следом -
Раскрасил стихотворный слог
Прекрасным чёрным цветом.
Вам трудно мне не сострадать?
Бог - в помощь!  Рифмы эти
Грудной братве талдычит мать,
Весь день горланят дети.
Мой стих сильнее топора,
Страшней клыков вампира...
Довольно! Полночь. Спать пора.
Раскурим - трубку мира?!

***   

 Монолог Христофора Колумба 

Даже крысы к плаванью готовы.
Свежий ветер с парусами груб.
За спиной -  "соломенные вдовы":
"Образумьтесь, Христофор Колумб!"

Соскоблив, размыв помет крысиный,
Век нахрапом заглушает плач,-
"Образумьтесь!"  - Нет! Толкает в спины
Нас кошмар житейских неудач.

Только - знаю: поздно или рано
( недоступен, справедлив и строг )
За труды - ключи от Океана
Возвратит нам всемогущий Бог.

Вот тогда - зализывая раны,
Вспомнив порт, отравленный уют,
По волнам в заснеженные страны
Корабли с добычей поплывут.

Образумьтесь?!  Сразу после мессы,
Злой фортуне заглянув в глаза,
Крикну я:  "Вперед, головорезы!"…
Ах, как Время вгрызлось в паруса!

***

Сжав стакан густой отравы,
Расчехлив блудливый глаз,
Вновь сегодня, Боже Правый,
Я готов пуститься в пляс:
В нервный, громкий, одинокий,
Нужный - как собаке кость.
Приковала к танцам ноги,
В сердце вспыхнувшая, злость.

 

 

Лев Мирошниченко. Верлибры

Ежели красавице-стрекозе

         оборвать крылья,

она предстанет

         отвратительным чудовищем.

Если херувима

         лишить крыльев,

он потеряет бессмертие.

А каково:

         поэту обломать крылья?!..

 

ВСЕЛЕННАЯ

Вселенная умещается

         в одном листе,

слетевшем

         с желтеющей берёзы над прудом.

Он перестал вертеться в воздухе,

зацепившись за вершинку

         ещё зелёной осоки,

         торчащей из воды,

и предлагает

рассмотреть в нём

         все элементы и частицы,

из которых состоит Вселенная.

И, может быть,

если поковыряться

         в нём как следует,

можно найти

         даже следы анти-материи.

 

При ближайшем дуновении ветерка

лист упадёт

         на выглядящую мягкой воду

и поплывёт дорогой,

которую можно посчитать

         частью Дороги Вечности.

 

***

Запомнить надо только то,

         что невозможно описать

                     словами.

Всплывёт потом

         без всяких слов.

Слова не будут и нужны

 

СВЯЩЕННЫЕ ПРАВА

Любая сволочь

         тоже хочет жить.

Пусть и за счёт тебя.

За счёт твоих слёз и крови.

По-другому она не может.

 

При этом сам ты,

         если не сволочь,

не можешь жить

         без собственных страданий

как непременной платы

         за жизнь свою

         и этой сволочи.

 

Чти, дорогой,

         священные права

                     любого человека!

 

Мучитель имеет право

         мучить,

мученик имеет право

         мучиться.

 

Гармония мира.

 

***

Поля вокруг

         зарастают бурьяном

и стоят незасеянными.

Исчезли в деревнях воробьи.

Как будто раньше воробьи

         засевали поля.

 

ПРАВДА. ПОЛУПРАВДА.

ПОЛУЛОЖЬ

 

А есть ли правда в полуправде?

И если она там есть,

         то есть она и в полулжи.

Подобно свету в полутьме.

 

Да что там – в полутьме!

Давно доказано,

что ни в глубине земли -

         в каких-нибудь кладовках ада,

ни на ночной луне -

         с обратной стороны,

нет уголка, где бы царил

         полнейший мрак.

 

Ведь даже черно-смоляные стены,

         в средневековом каземате,

хоть слабо-слабо,

         но испускали свет -

для праведника,

готового за истинную веру

         подняться на костёр.

 

Выходит, нет полнейшей тьмы.

Выходит, нет и полной лжи,

         поскольку в ней,

как говорят иные люди,

хоть на чуть-чуть

         мерцает правда.

И значит, по существу,

         нет и абсолютно чистой правды.

Лишь разве только –

         в голове у психов.

 

И получается, что ложь

         иль полуложь–

это не ложь,

         а лишь здоровая приправа,

и может быть, хорошая оправа

         для бедной голой истины -

нередко немощной, больной,

         к тому ж с цингой.

 

Теперь кому-то хочется

         побольше правды,

         больше света.

А посмотрите:

ведь никто сейчас

         и не спешит хватать

с поличным за руку продажного лжеца,

играющего с бежавшей из темницы правдой,

         хромающей от недавних пыток,

чтоб обвалять её в приличной шерсти

         патриотической брехни.

 

От пресловутой чистой правды

         как бы не ослепнуть!

А ягода желанной истины,

         манившая в томительной ночи,

при ярком свете может оказаться

         с большой гнильцой.

И будет очень жаль,

а голод не пройдёт.

 

Больная наша истина

         сейчас горька

и отяжеляет душу.

С ней невозможно

         благополучно жить.

Куда приятней

         проглотить

полчашки милой полуправды,

и с нею вместе на полчашки  -

         добротной сладкой полу-лжи -

без всякого вреда

         для глаз, желудка,

         для души.

 

         ***

Наше население, нет слов,

 – сплошные голубки́.

Но как легко оно – 

и не голодное,

да и живущее весьма просторно –

вдруг превращается,

под взмахи ловкой

         дирижёрской палки,

в орущее усердно стадо

безжалостных зверей!

 

ПОДЛОСТЬ И ЧЕСТНОСТЬ

Подлость победно сияет,

         сверкает и торжествует,

                     смакуя торжество.

 

Неподдельная честность

 – вся в сомненьях,

         в самоупрёках,

         в синяках.

Она, бедняжка,

сопротивляется

         победоносной подлости

всплесками неуклюжего,

         еле слышного протеста.

 

Чтобы разглядеть теперь

сжавшуюся до макового зёрнышка,

         непритворную честность

на фоне ослепительной подлости,

надо судорожно прищуриваться

         до боли в глазах

                     и в сердце.

 

Дошло до того,

         что честный

начинает стесняться

         собственной честности.

 

Однако честность

         среди топчущих её ног,

пусть и зёрнышком,

         но «всё-таки ещё вертится».

 

***

Вспышки разума

         бывают так же

         необратимы,

как вспышки

         чиркающей спички.

 

СЛОВА И ДУША

Добро и зло

         возникли на земле,

когда из плотного тумана,

         или глухой полночной мглы,

         из звенящего света,

         из глубин первобытного мозга,

появились слова,

         облачённые в слышимые

         или неслышные звуки,

          и в отдельные кусочки речи.

 

И сразу они разделились

         на добрые и злые,

         искренние и лживые –

         слова, слова, слова…

 

Может быть, и душа,

         Подлая, добрая,

         искренняя иль лживая,

явилась в человеке,

         когда появились в нём

слова.

Любая душа –

без добрых или злых,

произнесённых или скрытых слов,

         наверно, невозможна.

 

Адам,

         наш милый предок,

         тут же заговорил,

когда Всевышний

         вдунул в него душу.

 

***

Мёртвые деревья

         даже в бурю

         не качают вершинами.

Они просто

         грохаются на землю.

 

***

Уходя от зрелища сильной красоты,

поищи своими глазами вокруг

         другую -

         хоть какую-нибудь,

         хоть малюсенькую, простенькую.

И попрыскай ею свои чувства,

         как духами

со стойким ароматом ландыша.

Иначе не избежать

         щемящего чувства

безвозвратности потери.

 

***

Удовольствие,

         словно палка,

имеет два конца:

если один -

         сахарный,

то другой -

         обязательно кусается,

         как змея.

 

***

Ножницы ног

         стригут

                     время.

 

КЛУБОК

 

У многих жизнь –

         это клубок,

         проеденный насквозь

прожорливою молью времени.

 

Захочешь размотать

         обратно,

чтобы взглянуть,

         чем жил,

         чего ты стоил,

потянешь нить -

и даже станет боязно

         на краткий миг:

а что там размотается?

 

Но ты узришь

         лишь жалкий хвостик жизни.

 

Упал клубок

и откатился под кровать.

Кряхтя натужно на коленях,

вышариваешь его из пыльного угла,

         вновь тянешь нить.

И вновь в руке -

         безмолвный,

         и непривлекательный на вид,

                     обрывок.

 

Ну, ясно, как не жаль,

         что не размотать назад

скрутившиеся плотно дни и годы,

и скрученные нервы,

и переплетённые мудрёно

         радости и боли,

ошибки и победы,

         со смаком съеденные молью.

 

А будешь

         чересчур упорен,

получишь пригоршню,

         не стоящих копейки,

                     мусора и пыли.

 

Да лучше бы не трогать!

 

Пускай останется, как есть,

многозначительная видимость

         солидной полноты

                     и круглоты.

 

***

Когда человек

         начинает пылко

уговаривать окружающих,

чтобы они радовались жизни -

         несмотря ни на что -

это может быть признаком,

         что он начинает

уговаривать в этом и себя,

чуя приближение

         конца своей жизни.

 

***

Не так важно,

         что пролетевший день

укоротил твою земную жизнь

         ещё на один день.

Подумаешь!

 

Премного важнее:

Сколько всякого

ты сумел увидеть

и сделать

в этом дне.

И поверь,

         пожалуйста, поверь,

всё это ты унесёшь

с собою в вечность.

 

***

Вполне законна

         поэтическая грусть,

когда сердечно привыкаешь,

         к великому дерьму,

а тут позвали

         от него уйти.

Но не печалься чересчур,

         поэт:

с собою

         унесёшь

его амбре

         на коже и душе.

 

***

Одно дело –

         поддаваться

                     своей слабости.

Совсем другое --

         наслаждаться

                     своей слабостью,

давая под дых

         тому, кто этому мешает.

 

***

Плывёт безжалостное время

         по реке вечности.

Словно ненасытный крокодил

         по широкой реке Конго.

 

***

Дни уходят. Куда?

Уходят –

          значит, потом найдутся?

Да не надейся:

         они просто

                     испаряются.

 

***

Красоту не надо

         непременно понимать.

Её достаточно

         увидеть и почувствовать.

 

***

Поиски жизни –

         это тоже жизнь.

И может быть –

         не самая худшая.

 

***

Сжимаются во мне чувства

         и разжимаются.

Сжимаются

         и разжимаются.

Когда же я смогу

о них сказать,

         что обнимаются!

 

         ***

Расчехлить

         двустволку чувств!

Расчехлить

         пулемёт желаний!

И расцветут ландыши,

         и запоют соловьи!

 

***

Я успокоился,

         когда вошёл в толпу.

В толчках боками,

в старинных «Извините»,

и в современных

         «Куда прёшь»

почувствовал я общество,

         его защиту.

Умей-ка радоваться тому,

что ты

         не отщепенец.

 

ПОДСОЛНУХ ДУШИ

Если душа

         пропиталась тоской

и невыносимо набухла

         от несбывшихся надежд,

не суетись:

дай ей потихоньку

         подсохнуть и растрескаться

на кучку мелких долек,

         притиснутых друг к другу

словно зёрна

         в перезревшем решете

                     подсолнуха.

 

Чем мельче зёрнышки,

         тем легче страдания.

И несчастную душу,

         по кусочкам,

хоть как-то,

но будет легче

         куда-то пристроить.

 

***

Червячки,

мелькающие под видом людей

мимо меня,

         одинокого,

сидящего на скамье,

         успокаивают.

Пусть роются в каком-нибудь газоне

         и удобряют землю.

И я бы рад

         себя представить

                     одним из червячков,

довольных

         изобилием навоза.

 

***

Слоны топтались

         и ушли.

Земля вздыхала

         и молилась Богу.

 

***

Перед ним,

         как будто приподнялась

вежливая шляпа

старинного фонаря:

          - Извините!

 

         ***

Раскрытые глотки

         мусорных урн,

                     ожидающие пищи.

 

***

Даже в самой глухой чаще,

куда тебе доведётся

скрыться

         от невыносимых людей,

в самых густых ветвях

         деревьев,

найдётся дырка

         чтобы устремить

свой мрачный взгляд

         в чистое голубое небо.

 

***

Лирика,

         помноженная на злость,

даёт

         истерику.

 

***

Обезболивание

          души

её постепенно

         лечит

                     от тоски.

Но излеченная,

         она, скорее всего,

                     исчезнет.

Без боли

         не бывает души.

 

***

Смысл жизни теряется,

если чересчур упорно

         его искать

и слишком глубоко

         копать.

Он

на поверхности жизни,

         а не внутри.

 

НАШЕ ТЕЛО

Наше тело

иногда кажется нам

         чересчур большим.

Уж не хватает на него

         белков, жиров и витаминов,

         сметаны, колбасы, овсяных круп,

         а также докторов.

И где-то в его трясинах

затерялась

         маленькая душа,

потемневшая и сморщенная,

как пригодная только для компота

         груша.

 

***

Я чуть-чуть меньше

         вижу.

Я чуть-чуть меньше

         слышу.

Я чуть-чуть меньше

         чувствую.

Я чуть-чуть меньше

         страдаю.

Как хорошо!

 

***

Обрывки радости,

         потоки горести,

         лавины скуки…

 

Все эти наши

         переменчивые страсти

свинье нормальной

         непонятны.

 

***

Когда твою душу

         прищемило грустью

от зрелища

         окружающей красоты,

и в ней зазвучала

         небесная музыка,

можешь даже поплакать под неё.

Только не сбивайся с такта

         и не фальшивь.

Не то получишь в ухо

         от Творца.

 

***

Обильные слёзы

чувствительной душе,

         помогают хорошо расти,

как дождевая влага  -

         молодому лопуху.

Пока не наступит

         сухость мудрости.

 

Тогда поливка

         всякой лирикой слезливой

ей может даже навредить.

От лишней сырости душа

         способна запросто загнить.

 

***

Поэт прекрасно владел слогом,

         но не словом.

Стихи получались звонкие,

         но пустые.  

 

***

Человеку надо дать иногда

         почувствовать то же,

что чувствует обезьяна,

         когда сосёт банан.

 

***

Измятая перепоем морда.

К ней можно прицепить –

         ну, что угодно!

Хоть дохлую мышь.

 

         ***

Человек – пигмей,

         клоп ползучий –

перед своими

         грандиознейшими

                     творениями,

выпирающими за облака.

Как был клопом,

         так и остался.

 

***

Спорт – лучший способ

укрепления здоровья.

Боксёр,

дубася изо всех сил противника,

конечно, должен,

с очередным увесистым ударом,

присовокуплять слова:

ну, будь здоров,

ну, будь здоров,

всегда здоров!

 

***

Выбравшись

         на лоно природы

он хотел воспринять

         её прекрасное естество,

но продолжал воспринимать

         лишь естество

         своих внутренностей.

 

***

Невольно посочувствуешь

         большому ливню,

пронёсшемуся с грозой

         под вечер по Москве

                     и смывшему с неё дерьмо.

Пришлось ему заняться грязным делом

         своими чистыми руками.

 

***

Даже в протухшей калоше

давно заткнувшегося

городского фонтана

поверхность воды

       от наскоков ветра

колышется

взволнованно и разнообразно.

 

***

Бывают слова – искры.

Бывают слова – помои.

Или нарезанная колбаса.

 

***

Отвлекаются люди,

            отключаются.

Повисают, как тряпки,

            на беспроводной связи

            мобильников

с пустыми

            виртуальными разговорами.

 

***

Застывшие,

  невидящие

              глаза старика.

Он не слепой.

Ему просто

  надоело

     видеть.

 

Иллюстрация в заголовке - с сайта literratura.org

Прочитано 1376 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии