Среда, 18 05 2022
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

«Кавказский экспресс» в пути

Интервью с художником, журналистом и издателем Маратом Гаджиевым.

***С Маратом Гаджиевым я познакомилась в июне 2018 года. В Гродно проходил XII Республиканский фестиваль национальных культур. Мы встретились на литературной импрезе «Максим Богданович и весь мир» в зале музея Максима Богдановича. Он был в восторге от нашего старинного города, его зеленых улиц, парков, гостеприимных людей, мне в свою очередь интересен мир человека другой культуры, художника дагестанских традиций.***

«Гродно, фестиваль культуры. Лето, красота, молодость на улицах. Сохраните это.»

 

Потом переписывались (писателям всегда есть о чем поговорить), обсуждали литературные темы. Спрашивала его.

– Как вы сами себя ощущаете – художником, литератором? Работы ваши по керамике отличаются тонкостью, необычностью. Ваша керамика поэтична, ваша душа отражается в ней. Творец, прежде всего, делится не рифмами, звуками или черепками, а созидательной энергией, которую сам вырабатывает с избытком, как маленькая электростанция. От него заряжаются другие. Иначе все – бумага, глина, металл, краски... Рада за вас, творчество обогащает не только самого автора, но и окружение. Это радость, созидание, гармония. Смотрела на ваши рисунки, в них соединение современного стиля и чего-то сама не могу выразить, надо долго созерцать. У вас есть космичность, мне нравится одно русское слово – надмирность, это как полет, оторванность от заземленных. Хотя глина очень земное понятие, но она проходит обжиг, огонь, т.е. соединение разных стихий. В ваших работах есть декоративность, наверное, и национальное, восточное и современное. Мне нравятся работы, которые пробуждают разные версии. Каждый человек видит свое, т.е. отклик может быть разным, а не прямое, лобовое, одностороннее и одинаковое. Понимаю, вы закладываете свои таинственные знаки и символы свои смыслы, пусть каждый разгадает свое.

– Это такая серия «Млечный путь» ‒ земное и космическое. Чёрный и чуть-чуть золото.

– У вас в керамике, казалось бы, вещественное, материальное, но есть и поэзия. В апреле этого года Марат Гаджиев прислал мне приглашение поучаствовать в новом альманахе «Кавказский экспресс-2021». Выслала ему для публикации очерк из книги «Командир» про партизанского командира карачаевца Курмана Рамазановича Кипкеева и его жену, белоруску из Воложина Люду Савченко. Так наша встреча в Гродно дала неожиданный литературный результат.

1. – Расскажите историю создания альманаха «Кавказский экспресс», с чего или с кого все началось?

– В 2014 году четыре художника – Магомед Дибиров, Патимат Гусейнова, Закарья Закарьяев и Марат Гаджиев – представили дагестанское искусство в Тбилиси. Выставка стала точкой отсчёта нового проекта, который превратился в литературно-художественный концепт.

«Кавказский экспресс» начал формироваться в сети интернет. А потом стала образовываться группа с похожим названием, и работа участников больше походила на игру, представление. Так бывает. Сначала люди фантазируют, шутят, разбирают роли проводниц, машинистов, кочегаров, начальника поезда, станционного смотрителя. И география или, скажем так, маршрут следования поезда вышел далеко за пределы кавказских гор.

Идея выпустить альманах вызревала во мне давно. Периодические издания, в которых я работал, и Кавказская литературно-художественная газета «Горцы», которая издавалась с 2009 года – весь этот мир на моих глазах стал блекнуть, скукоживаться. В 2016 году Национальная библиотека Республики Дагестан имени Расула Гамзатова, представила мой проект издания альманаха на рассмотрение в министерство культуры. Я не питал особых надежд, но он был поддержан в 2016, и в 2017 тоже.

Книга получилась интересная. Не успела она выйти в свет как выдержала первое испытание в конкурсе на лучшую книгу на Дагестанской книжной ярмарке «Таки-Тау-2016». Жюри присудило «Кавказскому экспрессу» Гран-при ярмарки.

Литературно-художественный альманах «Кавказский экспресс» стал замечательной серией. Аббревиатура «КЭ» стала логотипом. На обложку альманаха помещаются работы российских художников, с соблюдением авторских прав. На обложке «КЭ-2016» диптих «Махачкала» Марата Гаджиева, «КЭ-2017» – «Страж» Натальи Савельевой, «КЭ-2019» работы Ибрагимхалила Супьянова.

Редакторы-проводники издания работали независимо друг от друга. Каждый из них готовил своих авторов-пассажиров. Уже на стадии редактирования и макетирования формировались разделы книги.

«Кавказский экспресс» выходил небольшим тиражом в 300 экземпляров в твёрдом переплёте. Основной тираж поступал в библиотеки России и ближнего зарубежья. Книги передавались и в подведомственные образовательные учреждения министерства культуры Республики Дагестан, в Институт языка, литературы и искусства ДНЦ РАН, и конечно, авторам.

В 2018 был простой, мне рекомендовали набраться терпения и ждать. В 2019 с боем вышло третье издание. Мы изменили формат издания, по советам литературных критиков – он стал более удобный для чтения, но от твёрдой обложки не отказались.

Программа, в которой альманах был прописан, «антитеррористическая». Аргумент, что книга сама по себе лучший «антитеррор», не удовлетворял кураторов программы. К сожалению, многие чиновники смотрят на литературу прямолинейно, что называется в лоб.

Надо подчеркнуть гуманитарную направленность проекта. Литература формирует мир молодого человека, делает его защищённым и сильным, способным противостоять агрессии и внушениям религиозных фанатиков. Просвещение остаётся самым действенным инструментом, влияющим на умы и сердца человечества. Нам не хватает умных книг.

После изрядной беготни и объяснительных, проверок «на вшивость» можно было остыть. Однако 2021 год принёс замечательную новость – «Кавказский экспресс» оценили в столице. «Российский фонд культуры» поддержал нашу работу и в настоящий момент команда альманаха «Кавказского экспресса» работает на полном ходу. Ориентировочно книги (это будет двухтомное издание) выйдут в свет в конце июля 2021года.

В нашем поезде писатели и литераторы разных регионов мира. Мы не замкнулись цепью Кавказских гор, а повели состав по длинному маршруту. Как можно замкнуться, и читать только «своё», литература позволяет пресекать границы, континенты. Русский язык, позволил «КЭ» собрать авторов разных национальностей и с разным мироощущением. Мы сознательно не делили поезд на белорусский или грузинский вагоны. Только жанровая градация.   

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить вас, Ирина. Вы стали замечательным проводником в «КЭ-21». 

2. – Какими именами писателей и поэтов представлен сегодня современный литературный процесс Дагестана, с какими проблемами сталкиваетесь и как их решаете? 

 – Наше счастье, что живы ещё писатели, вышедшие из советской «шинели». Можно отвергать их взгляды, критиковать их произведения. Как много мы сегодня «умеем» и понимаем задним умом. А что нового и настоящего в дагестанской литературе – раз, два и обчёлся.

Чтобы оценить весть пласт современной литературы, стоит отбросить сопоставления во времени или литературами других регионов.

На фоне попыток литературных союзов бороться за настоящую поэзию, с огромной скоростью тиражируется графоманские творения. Из периодических изданий исчезли литературные редакторы, и не только они. Первыми ушли «на вольные хлеба» штатные фотокорреспонденты, за ними подались публицисты, редакторы отделов писем, архивисты. В газетах остались ловцы «жареных фактов», жёсткие информационщики. Статьи о культуре стали большой редкостью. В настоящее время газета «Горцы» (она выходит как приложение к газете «Дагестанская правда») и детская газета «Орлёнок-Дагестан» остались на литературной ниве. Литературных журналов тоже немного – они не приносят прибыль. Культура и литература не должна измеряться доходными статьями, она никогда не приносила моментальной прибыли, но работает на будущее, на идеалы просвещения и делает нас сильными перед лицом испытаний.

Нынешние корректоры не работают с литературными текстами, и в печать выходят низкопробные подборки стихов, примитивные переводы. Дурной пример заразителен – поэтов развелось не счесть.

Но таланты прорастают. Ещё вчера молодые люди не очень уверенные в себе, собирались спонтанно. Их пригревали библиотеки, Российский фонд культуры, Союз писателей. Сегодня молодые более смело выступают на площадках Театра Поэзии, Дагестанского отделения Союза писателей России, Дагестанского отделения Союза российских писателей. Радоваться бы, строить прогнозы. Всё не так просто, думаю, время покажет.

На ваш вопрос о дагестанской прозе отвечу так: с прозаиками дело обстоит намного лучше. Я не уверен, что у дагестанской прозы мужское лицо. Подозреваю, что настоящую литературу лучше оценивать, не общаясь с самими авторами. Иначе попадаешь под обаяние личности /автора. Скорее, у прозы женский профиль, потому что пишут они более открыто, смелее.

За последние десятилетия в прозу пришла большая плеяда журналистов, учителей, учёных, талант которых не умещался в рамках одной профессии. Публицистика, нон-фикшн, мемуарная литература. В советское время самой известной из писателей была Марьям Ибрагимова. Именно она первая написала исторический роман о Шамиле. И сегодня можно спорить и выносить субъективные оценки творчеству Алисы Ганиевой, Миясат Муслимовой, Светланы Анохиной, Марины Ахмедовой, Полины Санаевой, но их с интересом читают тысячи людей. Их произведения, часто вызывают критику и даже возмущения, недовольство государственных чиновников. Однако все признают силу слова этих дагестанских «амазонок».

Гендерное распределение ролей в общественном устройстве, в литературной иерархии изжило себя, даже в такой брутальной республике, как Дагестан.

Наше житьё-бытье на протяжении долгого времени было подобно закипающему молоку – вот-вот убежит… На наше счастье, мы избежали раскола в обществе, не допустили братоубийственной войны. Но дагестанский народ, который и в былые времена умел приспосабливаться к меняющимся историческим парадигмам, ныне многое растерял. Короткая память стала символом настоящего. Особая боль - национальные языки, которые замораживаются в развитии.

3. – На каком языке/языках пишут современные писатели Дагестана, какие традиции и существует ли литературная школа, как идет обмен опытом старшего поколения с начинающими, что с практикой творческих семинаров?

– Писать на своём национальном языке, по объективным причинам, стало не выгодно, не привлекательно. В Дагестане организовались целые общества в защиту своих национальных культур, и в первую голову – языка. Но яркий показатель – недоборы на филфаках университетов, откуда традиционно выходили преподаватели национальных языков, лингвисты.

Поэтому дагестанские литературные союзы вынуждены цепляться за каждого пишущего на своём языке, понимая, что такой подход чреват.

Сегодня в национальных секциях работают старики. Они ходят по школам, библиотекам, собираются на юбилеи писателей – читают свои произведения, большую часть которых написали в былые годы.

Есть ещё национальные газеты, в которых всегда работало много литераторов, поэтов, прозаиков. Национальные газеты и журналы, Дагестанское книжное издательство – своеобразные очаги культуры. Всё советское время в них подкидывали идеологические дрова, но и гонорары были достойные. Уже давно муссируется идея об отказе от финансирования убыточных изданий, слиянии их в одну редакции. Эти потрясения не могли не сказаться на коллективах. Молодые специалисты, филологи, журналисты уходят из профессии. Требования к языку, к его стилистике стали необычайно низки. Газеты перестали быть главными носителями информации, а в случае с Дагестаном – и неотъемлемой частью культуры. Очень жаль, что закон о языке так и остался на бумаге.

С другой стороны, есть изменения в уровне произведений авторов пишущих на русском языке. Многие из авторов выросли в неплохих писателей из соцсетей. Но эта тема вашим читателям знакома – она работает повсеместно. Выбор языка для таких авторов очевиден – он пишет для максимального числа подписчиков. 

4. – Какие существуют формы сотрудничества альманаха с белорусскими литераторами, какие у вас планы на будущее?

– С самого первого выпуска в «КЭ-16» публиковались белорусские авторы. Это было естественным шагом – позвать в дорогу своих друзей. В основном они из Минска, но в «КЭ-21» выйдут произведения писателей из Гродно, Гомеля, Лиды. Моё стремление попасть в Беларусь было давней мечтой. Хочу поблагодарить Алеся Николаевича Карлюкевича – это он перекинул своеобразный мостик в Дагестан. Такие мосты дружбы были в советской литературе, нас связывало общее духовное пространство, и назрела необходимость его воссоздать. Так что не все так безнадёжно, скажу больше – нас ждёт новая, не менее сильная эпоха в литературе. Нутром чувствую! 

Беседу вела Ирина Шатырёнок, г. Гродно

Прочитано 7356 раз