Воскресенье, 17 10 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Ирина Шатырёнок. Глазами англичанина: слушания и дебаты по обращению Фортескью Андерсона в Палате лордов Парламента Великобритании. Часть 4.  

  • Вторник, 09 марта 2021 16:22
  • Автор  Сугучча

На обложке книги «Wielebny Fortescue L.M. Anderson B.A.«Siedem miesięcy życia w Polsce Rosyjskiej w 1863 roku»/«Семь месяцев жизни в русской Польше в 1863 году», переведенной на польский язык (издание 2014г. Краков), обратила внимание на фамилию издателя – Адам Бенедикт Биспинг (A.B. B. Nieruchomości Adam Benedykt Bisping. Krakow 2014).

Жгучее любопытство любого писателя к исследуемой теме не дает покоя, подстегивает к действиям. Подумала, фамилия Биспинг на обложке книги не случайная. Начала искать координаты издателя, нашла в сетях facebook. Меня интересовали хоть какие-то маломальские сведения об авторе книги, английском пасторе Фортескью Андерсоне/Fortescue L.M. Anderson, так как о его биографии почти ничего не известно. Началась переписка с Краковом.

Следующий мой вопрос – ваша фамилия, скорее всего, имеет непосредственное отношение к Александру Биспингу (1844-1867). Получила ожидаемое подтверждение: Адам Бенедикт – правнук Юзефа, младшего брата бедного Александра Биспинга (1844-1867) – Prawnuk Józefa Bisping brata Aleksandra Bisping.  Старший брат Ян так и не женился, потомства не оставил, как  и бедный Александр.

"Пришлось извиниться перед адресатом за мой несовершенный  гугл-перевод, мне письма приходят на польском языке – надо соответствовать.

Пан А.Б. Биспинг прислал ссылку на сайт архива Палаты лордов парламента Великобритании, на котором можно получить доступ к записям оцифрованных официальных отчетов всех заседаний английского парламента: дебатов, петиций, обращений, переписки, разногласий в опубликованных отчетах Хансарда, датируемых более чем за 200 лет.

Хансард (Hansard) представляет собой «по существу дословный» отчет о том, что говорится в парламенте. Слова участников записываются, а затем редактируются, чтобы удалить повторы и очевидные ошибки, хотя и без потери смысла сказанного. Hansard также сообщает о решениях, принятых во время заседания, и записывает, как члены голосовали за принятие этих решений в подразделениях. 

Ходатайство Фортескью Андерсона зафиксировано в ПРОТОКОЛЕ Палаты лордов от 6 июня 1864 года, понедельник. В протоколе приведены выступления лорда Кэмпбелла (Campbell), Эрла Рассела (Erl Russel) и виконта Стратфорда де Редклиффа (Viscont Stratford de Redcliffe).

Лорд Кэмпбелл по существу кратко пересказывает хронику происшедших событий в Гродно с английским поданным и его другом Александром Биспингом, за основу взято обращение Ф.Андерсона в Палату лордов. В том же 1864 году лондонское издательство «Macmillan and CO» «Seven Months' Residence in Russian Poland in 1863», Anderson, F.L.M. или «Семь месяцев жизни в русской Польше в 1863 году» выпустило отдельную книгу. Мне трудно сказать, что было раньше – оперативное издание книги или дебаты в Палате лордов.

Выступления в дебатах других участников носят характер комментариев. Приведу отрывки из главной речи лорда Кэмпбелла: 

«Милорды, корреспонденция, ради которой я собираюсь выступить, касается заключения в Гродно преподобного Фортескью Андерсона, выпускника Оксфордского университета и сына английского капеллана в Бонне, который прежде был хорошо известен в этой стране как проповедник. Ни личности, ни фактов, пожалуй, недостаточно, чтобы привлечь внимание Палаты, если только дело не прольет свет на вопрос более общей важности. Было очевидно и часто утверждалось, что, когда пострадавшими были британские подданные, наша система состояла в том, чтобы главенствовать над малыми государствами и подчиняться могущественным сообществам, с которыми мы вступали в отношения…

Какова бы ни была истина, переписка проиллюстрировала, каким образом Министерство иностранных дел настроено охранять британских подданных от любых посягательств, которые могут причинить им российские власти. Мистер Андерсон обучался в Бонне, где, как я уже говорил, его отец был английским капелланом, близким знакомым с графом Александром Биспингом, литовским дворянином, который учился в Боннском университете и которому мистер Андерсон давал уроки английского языка.

Граф, достигнув совершеннолетия и будучи сиротой, решил посетить свои большие поместья в Литве и уговорил г-на Андерсона сопровождать его в феврале 1863 года. Г-н Андерсон согласился, размышляя о том, что граф Биспинг принадлежит к тому классу польских землевладельцев, которые не одобряют восстание как неудачное, бесполезное или несвоевременное. Как бы ни были дороги им цели, которые оно преследовало, как бы ни было отвратительно и невыносимо плохое правительство, которое привело к нему.

Оба выехали из Бонна в Берлин, где их паспорта были должным образом визированы в британском и русском посольствах, и отправились дальше через Кенигсберг, Вильно и Гродно, важный город Литвы, который находится на прямой дороге из Варшавы в Санкт-Петербург. Между мартом и сентябрем они посетили поместья и загородные дома графа Александра Биспинга, которые были разбросаны по окрестностям. Они никогда не общались с повстанцами. В Кенигсберге граф Александр, так осторожно вел себя, что отослал назад в Бонн имевшееся при нем огнестрельное оружие.

В начале сентября Андерсон решил вернуться к отцу. Ему предстояло совершить еще одну экспедицию с графом из Гродно на ферму, расположенную не очень далеко. Именно при отъезде из Гродно с этой целью произошли обстоятельства, которые поставили его имя перед Министерством иностранных дел и общественностью. До этого момента он был гостем и товарищем дворянина, который не участвовал в гражданской войне. И в этот момент он был далек от того, чтобы быть опасным для царского правительства, и готов был покинуть владения друга. Путешественники предъявили свои паспорта у гродненского шлагбаума. Их задержали, раздели, допрашивали, отвезли без объяснения причин в городскую тюрьму, приводили к губернатору. Камера мистера Андерсона, находилась в таком отвратительном состоянии, что было бы неприлично описывать ее здесь. Он провел ночь среди клопов, почти без пищи и в атмосфере, которая заметно сказалась на его здоровье...

На следующее утро в одиннадцать часов он предстал перед военным трибуналом, который заседал над предполагаемыми пособниками польского движения. Чтобы оправдать его поимку, делались самые нелепые заявления. Был извлечен пневматический пистолет, найденный в его чемодане. Но даже это важное доказательство войны с царем было впоследствии отвергнуто его судьями. Затем были выставлены косы, которые были взяты казаками в доме имения графа Биспинга, чтобы поддержать обвинение. Но мистеру Андерсону не могли предъявить никаких обвинений.

Трибуналом была изучена переписка его отца и сделаны враждебные выводы из употребления слов «несчастная Польша». Наконец, сбитые с толку всеми попытками привлечь его к уголовной ответственности, комиссары, вместо того чтобы дать ему свободу, снова отправили его в темницу. Но более того – и здесь обнаруживается обострение в их поведении – они категорически отказались позволить ему связаться с британскими представителями в Варшаве или Санкт-Петербурге. Подданный Ее Величества и священник Официальной Церкви, главой которой она является, после того как были разоблачены его обвинители и установлена его невиновность, был несправедливо заключен в тюрьму и лишен всех средств установить свою личность, отстоять свои права или призвать власть и защиту государства, к которому он принадлежал.

Вдали от всякой помощи, в одиночестве и беспомощности, он видел перед собой мрачную перспективу, знакомую узникам Русской Польши. Палата может припомнить три случая, когда британские подданные были брошены в тюрьму, но в которых не было такой крайности...

Мистеру Андерсону была уготована большая удача. Не прошло и нескольких часов после его ареста, как три английских путешественника, мистер Кларк, Публичный оратор Кембриджского университета (Уильям Джордж Кларк (1821-1878) английский классик и шекспироведом. Его поездки в Польшу во время восстания 1863 года описаны в «Vacation Tourists and notes of travel»), мистер Биркбек, который также занимает почетную должность в этом ученом органе, и еще один джентльмен по дороге в Вильно прибыли в Гродно. Они узнали о заключении в тюрьму непосредственно из источника, к которому они все еще слишком внимательны и слишком осторожны, чтобы разглашать.

В четверг, 10 сентября, после различных разочарований и многочисленных походов по государственным кабинетам в Гродно им, наконец, удалось с помощью золотого ключа (взятка), открывающего любые двери в России, получить доступ к губернатору. Губернатор, хотя и был щедр на любезности, отказался выслушать их по вопросу, который они пришли к нему обсудить. Однако ему стало совершенно ясно, что арест мистера Андерсона больше не будет скрываться ни от наших представителей, ни от Министерства иностранных дел. Власти устранились от игры, которая после прибытия трех путешественников, превратилась в безнадежную. В пятницу они встретились с мистером Андерсоном. Его больше не удерживали в плену.

После нескольких недель докучливой переписки между лордом Нейпиром в Санкт-Петербурге (дипломат и государственный деятель, посол Великобритании в России в 1861—1864 гг.) и властями в Гродно ему была возвращена свобода. Без сомнения, наибольшая заслуга принадлежит усилиям Публичного Оратора и его товарищей; их усилия были успешными. И нельзя отрицать, что лорд Нейпир поддерживал их всеми силами. Но это никоим образом не влияет на то оскорбление публичного права, в котором оказались повинны русские, когда они отказали г-ну Андерсону в средствах переписки с Санкт-Петербургом или еще с кем либо.

Окончательное освобождение г-на Андерсона из тюрьмы также не влияет на опасность, которой подвергаются британские путешественники в результате судебного разбирательства, впервые начатого против него. Приезд Публичного Оратора и его спутников был совершенно случайным, они могли продолжать свой путь, не останавливаясь в Гродно. Они случайно услышали о заключении мистера Андерсона. Также случайность, что у них было время, расположение и усилия, чтобы оказаться ему полезными. Функции Публичного Оратора – как известно некоторым из ваших светлостей, которые в последнее время были свидетелями его выступлений, – слишком увлекательны по своему характеру, чтобы позволить ему часто приезжать в отдаленные части Европы в тот момент, когда британские подданные могут быть беззаконно задержаны.

Таким образом, его счастливое вмешательство в дело г-на Андерсона не повлияло на несправедливость и вытекающую из нее неуверенность, и становится уместным спросить, каким образом оно было доведено до сведения министров в Санкт-Петербурге, какие формулировки были использованы, и какое возмещение требовалось? Переписка может быть полезна также для того, чтобы заставить нашу общественность усомнится, прежде чем зайдет слишком далеко в сторону союза со страной, которая готова попирать международные и британские права, пока все у них находится под покровом темноты».

Прикладываются. «Копии или выписки из любой Переписки, имевшей место между Правительством Ее Величества и Кабинетом министров Санкт-Петербурга по поводу заключения в Гродно преподобного Фортескью Андерсона, британского подданного, осенью 1863 года; также Копии любой Переписки, имевшей место между правительством Ее Величества и Кабинетом министров Санкт-Петербурга».

 

Эрл Рассел. «Дело, которое благородный лорд привел в Палате, было очень простым. Случилось так, что в сентябре 1863 года преподобный г-н Андерсон отправился в гости к польскому помещику под Гродно, когда страна находилась в состоянии восстания. Два человека предстали перед российскими властями, их обвинили в поставках оружия и боеприпасов повстанцам.

Мистер Андерсон был арестован; и когда лорд Нейпир навел справки по этому поводу, ему сообщили, что российские власти изучили это дело и не нашли никаких доказательств против Андерсона. Он был освобожден при условии выезда из России. Потом были телеграфные сообщения, отправленные из этой страны, чтобы выхлопотать освобождение мистера Андерсона, прежде чем джентльмен был освобожден. Мистер Андерсон затем отправился в Бонн, и обратился с представлением в Министерство иностранных дел, требуя денежной компенсации. Дело было передано королевскому адвокату, после его доклада правительство отказалось вмешиваться в это дело.

Г-н Андерсон, по-видимому, поехал в страну, находящуюся в состоянии мятежа, только ради своего личного удовольствия, и это обстоятельство, естественно, вызывало у него опасения, а обстоятельства его дела не представляли никаких оснований для обращения британского правительства к правительству России».  

Из опубликованного отчета Хансарда от 6 июня 1864 года сведений о биографии английского пастора Фортескью Андерсона больше не прибавилось, но мы установили, что его прошение было рассмотрено в Палате лордов английского парламента. Мнения участников дебатов незначительно разделились.

Эрл Рассел в отличие от лорда Кэмпбелла отстаивал государственную позицию. Так как поездка Ф.Андерсона на территорию Российской империи носила частный характер, ему было отказано в денежной компенсации. Отмечены также нарушения прав английского подданного, но так как для него все благополучно закончилось, Эрл Рассел высказал следующее: на дипломатическом или государственном уровне по одному неприятному, но частному случаю, произошедшему в Гродно, Великобритании нет смысла портить официальные отношения с царской Россией. (Эрл Рассел из Кингстон Рассел в графстве Дорсет, был министром внутренних дел с 1835 по 1839 год, министром иностранных дел с 1852 по 1853 год и с 1859 по 1865 год, премьер-министром Соединенного Королевства с 1846 по 1852 и 1865 годы).

Виконт Стратфорд де Редклифф ограничился одной репликой «В этом конкретном вкладе были сделаны некоторые замечания, которые не были услышаны». Что же было не услышано, чего так добивался Ф.Андерсон, уже трудно восстановить. (Стратфорд Каннинг, 1-й виконт Стратфорд де Редклифф (4 ноября 1786 - 14 августа 1880)).  

Во времена восстания 1863 года страна находилась на военном положении. Графа Александра Биспинга домой позвали неотложные хозяйские дела в имениях (это не был развлекательный тур праздных друзей!). Пересиди он неспокойное время на родине в боннском университете, может, все сложилось бы в его жизни иначе. Как тут не поверить в фатальность событий этой поездки и ее последствий, но судьба Биспинга разворачивала свой сюжет уже в другом направлении, предвещая скорую трагическую развязку. И был ли у молодого графа выбор?

Издание книги «Семь месяцев жизни в русской Польше в 1863 году» лишь усугубило его положение, придало публичной огласке бедственное положение повстанцев и высветило другие малоприятные факты, не подлежащие огласке, но ставшие поводом для публикаций во многих европейских газетах. 

*P.S. Пан Адам Бенедикт Биспинг в 2018 году побывал с семьей на родине предков в Массолянах, Берестовице, посетил могилы в деревне Струбницы. Теперь правнук Юзефа размещает на facebook не только мои сообщения о владельцах из Массолян, но и других авторов, которые появляются в белорусских изданиях.

Прислал сканы довоенных фотографий семьи Биспинг (1923-1943) из новой научно-популярной книги польской писательницы Агнешки Лучак «Польские помещики. Очерки о судьбах и наследии (Agnieszka Łuczak, Polscy ziemianie. Szkice o losach i dziedzictwie, Biblioteka Biuletynu IPN, tom 7, Warszawa 2020.

Книга о корнях польского поместного дворянства и аристократии, судьбах, заслугах отдельных родов, в частности, Замойских, Сенявских, Потоцких и Огинских в XIX-XX вв., которые подверглись гонениям во время Второй мировой войны и после нее. Издание богато иллюстрированное, во второй части книги описываются истории отдельных семей (Хлаповские, Донимирские, Сикорские, Лутославские, Скирмунты, Радзивиллы, Фудаковские, Биспинги, Пилецкие, Яцковские).

Переписка с Краковом продолжается. Надеюсь с ее помощью раскрыть неизвестные еще страницы из прошлого наследия гродненской земли. Оно вновь обретается и раскрывает нам многие утраченные страницы.

 

Ирина Шатырёнок, Гродно

Прочитано 677 раз Последнее изменение Среда, 10 марта 2021 09:01